alexa_bell (alexa_bell) wrote in omsk,
alexa_bell
alexa_bell
omsk

Category:

Про трёх колчаковцев


"Ого!- воскликнет кто-нибудь, прочитав название статьи. - Вдруг от Киева и сразу к колчаковцам". Но если знать подоплёку такого перехода, то ничего не только неожиданного в этом нет, а всё прямо-таки наоборот, то есть последовательно и закономерно. Во-первых, меня не столько интересует киевская или малорусская история, сколько московская или великорусская. А упомянутые мною "три колчаковца" имеют к ней самое прямое отношение. А с другой стороны, почему бы не попробовать разорвать сложившиеся шаблоны во многих умных головах или считающих себя таковыми.

Возможно, кому-то не понравится, но у меня к колчаковцам очень ровное отношение, а к некоторым даже очень положительное. Я полагаю, что по истечении столетия со дня трагических событий и утраты остроты противостояния бессмысленно делить участников Гражданской войны на своих и чужих. Они были все наши, только силою обстоятельств временно разделённые вроде бы на непримиримые лагери. И белые не отличались от красных ничем, кроме отношения к только что возникшей власти в результате событий осени 1917 года. Хотя нет, была одна немаловажная деталь, отличавшая тех от других. Я имею в виду так называемых интеллектуалов. Большая их часть, надо честно признаться, заняла самую выгодную позицию: выжидание, кто кого победит? Меньшая часть приняла самое активное участие в Гражданской войне.

Вот о трёх из них я и хочу сегодня поговорить. Почему именно о них? В последнее время в связи с распространением интернета масса лиц, не особенно отягощённых мозгами и знаниями, получила возможность их публичной демонстрации. Способностей написать какую-либо вразумительную статью по причинам, указанным выше, они не способностей не имеют, поэтому вволю упражняются в роли агрессивных комментаторов. Согласно им, всё Белое движение это скопище мерзавцев, по дешёвке продавших Родину империалистическим хищникам. В этом легко убедиться, прочитав многочисленные комментарии по поводу памятника Александру Васильевичу Колчаку или хотя бы памятной доски ему же. Но сегодня речь не о нём, а о тех лицах, пусть не самого первого ряда, но игравших достаточно заметную роль в колчаковском Омске 1919 года.

О том, что это были очень умные люди, искренне любившие Россию, никакого сомнения быть не может. В этом вы сейчас убедитесь. Но они тогда в 1918 году осознанно выбрали своё место по белую сторону баррикад. Проиграли? Я думаю, что нет. Проиграло в целом Белое движение, погиб его лидер адмирал Колчак, но эти три колчаковца победили. Парадокс? Да. Эти три активных участника Гражданской войны, игравшие заметные роли в формировании и пропаганде идеологии Белого движения, как это не покажется странным, стали властителями дум многих поколений советских людей.

Я напомню, что в советское время наше население действительно было читающим. Вся страна зачитывалась литературными журналами, издававшимися на любой вкус от "Иностранной литературы" до "Дружбы народов". С полок книжных магазинов сметалась напрочь любая самая непритязательная литература. В библиотеках за многими книгами выстраивались очереди. Я помню, как в школьные годы, мы, мальчишки, отслеживали ежедневно движение очередной библиотечной новинки из рук в руки. Наряду с фантастикой и детективами нашим повышенным спросом пользовалась, конечно же, историческая литература. Но и взрослые не отказывали себе в удовольствии прочитать интересный исторический роман или повесть.

Стоявший на библиотечной полке толстенный "Тайфун над Янцзы" про Китай меня не заинтересовал. А вот почти шестисотстраничное историческое повествование "Чёрные люди", изданные массовым тиражом "Советским писателем", я проглотил в несколько дней. Знаменитый русский "бунташный" XVII век. Царь Алексей Михайлович, патриарх Никон, раскол, "огненный" протопоп Аввакум, "суриковская" боярыня Морозова. Ни один учебник того времени не мог мне рассказать больше об этом периоде нашей истории, чем я узнал от бывшего видного колчаковца Всеволода Никаноровича Иванова.

Это он, выпускник историко-философского факультета Санкт-Петербургского университета (1912), стажёр Гейдельбергского и Фрайбургского университетов был автором этой интереснейшей книги. Сначала прапорщик, потом подпоручик в годы Первой мировой войны, награждённый орденом Святой Анны 3-й степени за отлично-ревностную службу. В 1919 году Всеволод Никанорович без какого-либо принуждения приезжает из Перми, где он был преподавателем кафедры философии права местного университета, в Омск. Здесь, в Омске его назначают на должность вице-директора Русского бюро печати, главного пропагандистского учреждения правительства А.В.Колчака.

Поэтому так тщательно его искали сотрудники ЧК после поражения белой армии. Но Иванов уцелел, ушёл в эмиграцию и до 1945 года жил в Манчжурии, и только в 1945 году вернулся в Советский Союз. Я не думаю, что при написании тех же "Чёрных людей" он пользовался марксистско-ленинской идеологией. Это был человек последовательных взглядов, которые сформировались в его университетские годы, в период Мировой и Гражданской войн. Он не мог, не противореча себе, писать роман о гражданской войне, как сделал это, например, бывший колчаковский офицер Владимир Яковлевич Зазубрин, поспешивший с публикацией откровенно антиколчаковского романа "Два мира". Иванов, в отличие от него, не стал этого делать. Он просто взял и написал своих "Чёрных людей" - книгу о другой революции, о другой гражданской войне, войне XVII века.

Если "Чёрные люди" Всеволода Никаноровича Иванова кому-то из любителей исторической прозы вдруг неизвестны, им я назову имя и роман другого колчаковца. Книгу, надеюсь, представлять не надо. Объёмный фолиант с запоминающимся названием "Иван III - государь всея Руси". И снова Революция. Снова Гражданская война. В отличие от XVII века малоизвестная. Но самая настоящая. XV век. Царствование Ивана III Грозного. Москва - третий Рим. Ещё в XIV веке сербский царь Стефан Душан и болгарский царь Иоанн-Александр, имевшие родственные связи с византийской династией, объявляли себя наследниками Рима. Но самой значительной и близко подошедшей к практической реализации оказалась московская концепция третьего Рима. Именно она послужила смысловой основой мессианских представлений о роли и значении России, которые начали складываться именно в период превращения русских княжеств в единую Руссию.

Кажется, я не назвал автора этого интереснейшего исторического романа. Знакомьтесь: Валерий Иоивлевич Язвицкий. Сначала студент историко-филологического факультета Казанского университета, потом естественного факультета в Женеве. Большевик с 1903 года. В Швейцарии, за неимением собственного жилья, некоторое время жил на квартире у В. И. Ленина. Возглавлял комиссию при ЦК РСДРП(б) по оказанию помощи политэмигрантам, выступал с докладами вместе с Л.Д.Троцким, А.А.Богдановым, Г.А.Алексинским, А.В.Луначарским. В 1910 году, окончив университет, переехал в Болгарию, где работал в биологической лаборатории профессора П.И. Бахметьева, который в то время занимался проблемами анабиоза насекомых и животных. В 1912 году, пересмотрев свои политические взгляды, вышел из РСДРП. В 1919 году бывший большевик Валерий Иоильевич Язвицкий оказывается в белом Омске, где занимает должность директора одного из департаментов Министерства иностранных дел в правительстве адмирала Колчака. Кстати, многие внешнеполитические документы, с которыми выступал Колчак, были написаны непосредственно Язвицким.

После поражения белых Валерию Иоивлевичу эмигрировать не удалось. Он остался в Советской России. Начиная с 1946 года и по 1949 год последовательно выходят три книги его исторического романа "Иван III - государь всея Руси". Иван III Грозный - дед знаменитого Ивана IV тоже Грозного. Это был политический деятель, в период царствования которого было сделано значительно больше важных политических преобразований, чем при его более известном внуке. Фигура Ивана IV в исторической перспективе как бы заслонила собой личность и царствование деда. Книга В. Язвицкого явилась первым историческим повествованием, в котором государь Иван III предстаёт перед читателем во всём блеске политической славы.

Про двух колчаковцев я рассказал. Остаётся третий. Самый известный из трёх. И снова историческая проза. Достаточно, наверное, назвать имя и дальше можно не продолжать. Василий Ян, он же Василий Григорьевич Янчевецкий. Среди его произведений самые известные, несомненно, "Чингис-хан" (1939), "Батый" (1942) и посмерно изданное "К последнему морю" (1955). Скажите мне, кто из мальчишек в школьные годы не прочитал хотя бы одну из перечисленных трёх книг? За роман "Батый" Василий Григорьевич в 1942 году получил высшую возможную награду - Сталинскую премию 1-й степени. Представлять книги Василия Яна не вижу никакого смысла. Скажу только, что за его плечами был историко-филологический факультет Петербургского университета и должность редактора и издателя фронтовой газеты "Вперёд!" в белой армии адмирала Колчака и звание полковника. Вот так-то, слышите, Василий Ян - колчаковский полковник.

Пора заканчивать моё небольшое эссе о трёх колчаковцах. Я думаю, что самые последовательные современные борцы с Белым движением 1918-1920 г.г. теперь должны немедленно освободить свои книжные полки от книг указанных трёх авторов и принять все возможные меры по разоблачению самых настоящих колчаковцев, пробравшихся в советскую литературу. Что им ещё остаётся делать? Надо быть последовательными, если воюете даже не с адмиралом Колчаком, а только с его памятью.

P.S. Я думаю, что, например, особенно книги Василия Григорьевича Янчевецкого сыграли очень большую роль не только в воспитании патриотизма, но и во многом способствовали распространению исторических знаний о самой непонятной эпохе отечественной истории.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments